19:07 

Рождение куклы. Часть IV : высокий обжиг.

Sofie Doll
Четвертая статья из цикла "Рождение куклы".
Приятного прочтения!



Итак, мы подобрались к одному из самых важных этапов в изготовлении фарфоровой куклы. Можно сказать, что этот этап – поворотный момент в ее создании. Разумеется, я говорю об обжиге.

Обжиг любой керамики происходит в специальной печи. Температура, которая создается в этой печи, очень высока: она достигает 2300°С. Печь набирает и снижает ее достаточно медленно, по заданной программе. Если печь будет нагреваться или остывать слишком быстро, то керамические детали попросту треснут от перепада температуры. Поэтому для каждого типа керамики, или даже фарфора разных видов, нужно определить индивидуальную программу набора и снижения температуры. Обычно это делается методом проб и ошибок, так как такие факторы, как особенности партии керамики, размер деталей, конфигурация печи и даже температура в помещении вносят свои коррективы.



Итак, с программой обжига мы определились. Перед тем, как ставить детали в печь, их нужно подготовить. Внутрь крупных полых деталей кладется каолиновая вата: термостойкий материал, внешне похожий на что-то среднее между обычной ватой и стекловатой. Затем на поверхность лещадки (печной полки из термостойкого материала) кладется слой кварцевого песка: еще одного термостойкого материала, по текстуре похожего на муку. На слой песка на некотором расстоянии друг от друга кладутся детали. Чуть позднее я расскажу, зачем нужны все эти сложности.



Теперь лещадку с деталями можно ставить в печь.
После того, как мы вводим программу обжига в контроллер печи, та начинает набирать температуру. Когда она достигает примерно 1200°С, начинается волшебство. При высокой температуре фарфор начинает плавиться, как стекло. Если до обжига фарфор был пористым и достаточно сыпучим, то во время обжига его частички спекаются, вытесняя воздух и образуя абсолютно однородный и водонепроницаемый материал. Кроме того, поверхность деталей начинает «подтекать»: на их поверхности образуется настоящее жидкое стекло, или глазурь. На этот момент фарфор становится достаточно мягким и может легко деформироваться под собственным весом. Именно поэтому мы используем каолиновую вату и кварцевый песок: вата поддерживает детали изнутри, а песок повторяет форму деталей, и на них не образуется плоских «вмятин» от твердой ровной лещадки.
После обжига детали приобретают свой окончательный цвет и текстуру, становятся слегка прозрачными и будто светятся изнутри. Их поверхность похожа на человеческую кожу, она словно слегка искрится на свету. К тому же, за счет вытесненного воздуха детали дают усадку: становятся меньше в объеме примерно на 20-25%.

Ощущения, которые дарят только что обожженные детали, кажутся мне совершенно удивительными. Держать в руках чуть теплые, гладкие, приятно тяжелые детали – настоящее наслаждение. Однако многие вещи могут омрачить эту радость.
Если технология отливки, обработки и обжига не соблюдалась, то детали с очень высокой долей вероятности могут оказаться бракованными. Если в шликере были пузырьки воздуха, то при высоких температурах они вздуются, и на поверхности детали образуются бугры. Примеси в шликере (например, из водопроводной воды) чреваты разводами и пятнами. Если температура обжига была слишком низкой, то происходит недожог: поверхность фарфора не подтекает, он не становится блестящим и остается пористым. При слишком высокой температуре происходит пережог: жидкая глазурь буквально кипит, и на поверхности деталей образуются мелкие пузыри, похожие на прыщики. Причем правильный обжиг происходит в очень узком интервале температур. Даже 5 градусов в ту или иную сторону приведут к браку.

К сожалению, брак никак нельзя исправить, и испорченные детали отправляются в мусор. Считается, что какой-то процент деталей при высоком обжиге страдает всегда. Самым большим бичом фарфористов являются пузыри в шликере. Говорят даже, что избавиться от них полностью невозможно. Я с этим мнением не соглашусь. Сейчас мне удалось практически полностью победить пузыри. Благодаря то ли тщательной подготовке шликера, то ли – правильному режиму обжига я встречаюсь с пузырями очень и очень редко.

Что ж, с возможными причинами брака мы разобрались. Обжиг завершен, печь остыла, и теперь мы можем открыть ее и своими глазами увидеть гладкие, красивые, сверкающие… а вот и нет. То есть, одна сторона деталей действительно порадует нас красотой и прозрачностью, а вот вторая, та, которая лежала на песке, будет покрыта слоем того самого песка. Дело в том, что при обжиге песок тоже немного спекается и намертво прилипает к детали. Так что его нужно счистить.



Для этого я замачиваю детали в воде и с помощью мягкой губки с нанесенным на нее абразивным покрытием счищаю песок. Абразивное покрытие должно быть достаточно крупным, иначе песок не счистится до конца, но и не слишком грубым, чтобы не поцарапать деталь. Гладкие детали я ополаскиваю чистой водой и кладу сушиться на чистую ткань.



Работа с фарфором похожа на магию, на сотворение заклинания. Этот материал словно чувствует художника, ощущает теплоту его рук и действует по каким-то известным лишь ему законам. Даже если все правила соблюдены дотошно, отливки могут получиться бракованными; даже если основные принципы нарушены, детали могут выйти превосходно. Фарфор нужно понять и почувствовать. Уже много лет я работаю с этим удивительным материалом, и каждый раз открываю для себя что-то новое.

Чистые и красивые детали готовы к следующему этапу: росписи.

Продолжение следует.

@темы: процесс, Рождение куклы

URL
Комментарии
2014-12-02 в 19:24 

Larisa_V
каждая красавица достойна своего чудовища(с)
Вы так одухотворенно описываете процесс, что аж попробовать захотелось. У Вас очень необычные куклы, привлекающие внимание. Но Вы еще и писатель, каких еще поискать.
Спасибо за фото и рассказ. Жду продолжения:)

   

Sofie

главная